piongaibaryan wrote in thpectrum

Category:

К онтологии рациональности

Все вокруг очень много в последние пару недель говорят о том, что рациональности не хватает онтологии и собственного вью поинта (давайте, что ли, переведем как-нибудь нормально?). Некоторые стремятся создать.

Анатолий Левенчук - тут саммари и еще ссылки ходить читать дальше.

Денис Колесников пытается выстроить от своего бэкграунда.

Ребята в Слаке (просто зайдите на lesswrong.ru, зарегайтесь в слак и идите в канал #postrationality, прастихосспади)

Даже Слава Матюхин на одном из занятий курса сказал мне, что “Левенчук прав, онтологии не хватает”. :)

Я, кажется, созрела ее описывать. 

Вытаскиваю из головы чтобы просто было тут, продолжение и раскрытие в следующих постах. 

Относительно того, что рациональность захватывает что-то из прочихх областей. Правда, что рациональность захватывает что-то похожее на когнитивные исследования (типа как в ВШЭ), правда, что там есть много от поведенческой экономики, от лингвистики, от научного метода в целом. 

Но самым важным мне кажется, что рациональность — это набор принципиально переносимых когнитивных и метакогнитивных навыков, который больше нигде не встречается. Этим рациональность похожа разве что отдаленно на “практическую философию” (но не Бренифье). 

Почему так важна принципиальная переносимость? Потому что именно тут и проявляется универсальность мышления, которую мы хотим развивать и считаем очень полезной.

Вытащить из одной предметной области навыки научного исследования, а потом уметь прописать, формализовать, адаптировать и снова перенести с необходимыми поправками в следующую область, уметь крос-доменно что-то прооптимизировать, пользуясь “расширенным здравым смыслом”,научным методом, распространенным на все стороны жизни и любую деятельность” — это и есть рациональность в действии. 

Еще рациональность предполагает собственный язык — точный язык, в котором обязательно есть:

  • разделение на карту и территорию;
  • прагматизм (истинно то, что полезно, в значении “мы не судим, мы проверяем”);
  • предсказание и ожидание, в том числе выраженное количественно;
  • специальные слова, которые показывают, какой частью спектра мышления мы делаем ту или иную операцию;
  • аккуратное разделение в языке фактов и моделей;
  • специальные слова про целеориентированность (агентность, оптимизация, функция полезности);
  • протоколы общения рационалиста с рационалистом, которые позволяют во всех случаях договориться (Теорема Ауманна и дабл кракс).

Я перечислю, что делает рационалист, и повыделяю ключевые слова. 

У рационалиста есть навык к решению задачи подходить с активной позиции, то есть часто делать из нерешаемого — сложно решаемое, а потом и решаемое, а потом простое и давайте объясним это детям. 

Рационалист умеет добывать информацию: он оценивает приоры, он смотрит статистику (избегая по пути кучи сценариев провала), он пользуется инструментами всего спектра мышления, чтобы построить модель, которая позволит ему предсказать будущие события с оптимальной точностью. С оптимальной, потому что рационалист оптимизирует процесс оптимизации модели, и тратит такое количество усилий, чтобы добавочная точность все еще обладала положительной полезностью. Он оценивает вероятность с помощью Байеса, и калибрует свое быстрое мышление на новые, более точные эвристики

Рационалист умеет обрабатывать информацию: он умеет понять, что из входящей информации важно для моделирования, а что не особенно. Он умеет учитывать свидетельства с правильным весом. Он знает, как отличить зависимые события от независимых и не попадается в ловушки псевдоаргументов. Он умеет проверять полученную модель об реальность научным методом: формулирует гипотезу, предсказание, оценивает количественно свою уверенность, формулирует фальсифицирующий результат, проводит экперимент и снова учитывает его результаты как свидетельство. Рационалист не привязан к своей картине мира и может ее менять, исходя из полученных данных. 

Рационалист умеет принимать решения: оценивать, сколько ресурсов должен сожрать процесс принятия решения, каким требованиям оно должно отвечать с учетом всех факторов, в каком варианте какая полезность и как сделать, чтобы оно реализовалось, не убившись по дороге о то, что другие люди не рационалисты. 

Рационалист умеет коммуницировать с другими рационалистами: у них свой язык, который позволяет передавать ровно то, что имел в виду, для этого используется терминология эмпиризма, моделирование, много уровней рефлексивности и построений динамической эпистемической логики.

Рационалист умеет коммуницировать с другими людьми: он знает паттерны, по которым работает человек по умолчанию, относится к ним, как к явлениям природы и умеет передавать информацию прагматически — чтобы было сделано то, что должно быть сделано, и у коммуникации была понятная цель

Рационалист умеет действовать: он управляет вниманием, моделирует процессы и других людей и умеет предсказать, какие процессы и явления будут в конкретном куске реальности, который ему нужно изменить. Это позволяет рационалисту управлять сложными вещами и работать в команде. Если что-то идет не так, рационалист правильно обрабатывает входящую информацию и умеет по ходу дела корректировать свои модели и делиться ими с командой. Рационалист всегда спрашивает “могу ли я узнать, какие факторы дали такой результат?”

В общем, как видно из описания выше, рационалист — бро, будь как рационалист.

Как и в каком порядке всему этому учить — в следующих постах.  

PS: все слова, выделенные жирненьким, пообъясняю в следующих постах с помощью схем. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic