piongaibaryan wrote in thpectrum

Category:

Концептуализация и возможные миры: что там с терминами

Как справедливо заметил ailev  пару дней назад, у нас тут возникла очередная путаница в понятиях, а именно в понятиях "мир", "возможный мир", "онтология", "онтологическое описание", "высказывание". 

Если считать, что мир — это материя, имеющая протяженность (тот материал, на котором мы концептуализируем, то, что порождает нам хаос входящих ощущений), то термин "возможный мир" теряет смысл, и становится не очень возможно им пользоваться. А он мне тем временем нужен для всяких там механизмов принятия решений и прочее такое.

Вообще говоря, в сильной философской традиции 20-го века, после Витгенштейна, который сказал, что мир есть совокупность фактов, а не объектов (потому что объекты хрен так просто выделишь), термин "мир" понимается как "множество всех истинных высказываний этого положения дел" и тогда термин "возможный мир" абсолютно понятно встраивается как "множество всех истинных высказываний в предполагаемом положении дел". 

Другой вопрос, это что то, какое положение дел мы рассматриваем, то есть, как мы выделяем объекты на фоне — уже маркер того, какой мы стейкхолдер и этим вопросом мы тоже хотим заниматься. 

Так что в прошлых постах и на курсе я делала неявное допущение, что эти два контекста рассуждения (1) про выделение концептов из хаоса входящих ощущений и (2) про предполагаемые существующие только в ментальном пространстве замкнутые внутри себя _другие_ положения дел, легко различаются всеми участниками. А между тем там словари пересекаются и путаница неизбежна. Дребезжит. 

Попробую донести сейчас картинку, а потом предложу слова, если будут предложения получше — пишите. 

Итак, у нас есть какая-то там волновая функция вселенной и от нее нам идет входящий сенсорный опыт. Мы его как-то там воспринимаем, обозначаем домены (концептуализация до уровня выделения объекта из фона), делаем онтики (абстрагирование до выделения классов) и так далее (вся радость с высшими/верхнеуровневыми онтологиями). Все это превращается в набор выражений, которыми мы оперируем в языке и считаем насколько-то истинными. 

А есть еще ортогональный контекст, где мы на каком-то из средних уровней (на каком-то множестве высказываний) меняем вероятность одних, чтобы посмотреть, как изменится вероятность других. Мы это делаем не меняя, в общем-то, первоначального способа концептуализации. 

Давайте нарисую:

Надписи сбоку, снизу вверх: "атомы и такое", "объекты и такое", "описание объектов и отношений"

Так вот, давайте не путаться:

1. Нижний на рисунке уровень — атомы и такое — "мир".

2. Уровень "объекты и такое" "вью", "взгляд на мир", "объекты". Это мы уже концептуализировали, определились, какой у нас "вьюпоинт", откуда мы смотрим на "мир". 

3. Множество высказываний с вероятностями (в том числе, условно истинных). Тут "онтологическое описание", которое может быть про онтики, про онтологии (которых самих на этой картинке нет, потому что они существуют в ментальном пространстве, а когда их переносишь на носитель, так они сразу коварно превращаются в описания). 

4. И вот то, что в литературе обычно называется "возможные миры" — это как раз про уровень множества высказыавний. Точно так же концептуализировали, и теперь поменяли вероятность какого-то высказывания. И потом можем умозрительно предполагать, какой там самый нижний уровень будет. 

5. Этого нет на рисунке, но мы можем сказать, что есть еще в ментальном же пространстве (а как только запишешь превращается в описание) есть еще специальный список того, какие верхнеуровневые классы "штук" есть в нашей онтологии/онтике, типа там "объекты", "классы объектов", "отношения" и так далее. Это высшая онтология (на самомо деле, конечно, описание, видите, у меня в высшей онтологии это разные "штуки"). 

Обсуждать!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic